Как изменился мой подход к остеопатии за 15 лет

Доро­гие мои паци­енты! За те 15 лет, что я с вами, а вы со мной, с нами про­изо­шли боль­шие мета­мор­фозы. Мы при­об­рели жиз­нен­ный опыт, изме­нили взгляды на мно­гие вещи. Изна­чально мой при­ход к остео­па­ти­че­ской меди­цине был свя­зан с тем, что лично я не нахо­дила кон­цеп­ции в меди­цине офи­ци­аль­ной. Это не зна­чит, что я отри­цаю её или плохо к ней отно­шусь. Нет! Про­сто именно мне в ней на тот момент не было места.

Я не была согласна с тем, что я назна­чаю лекар­ства только потому, что так поло­жено, что так пола­га­ется по про­то­колу. Я все­гда думала, что чело­ве­че­ское тело гораздо разум­нее, чем мы себе пред­став­ляем. К сожа­ле­нию, меди­цин­ское обра­зо­ва­ние очень дог­ма­тично. С одной сто­роны, это совер­шенно оправ­данно, потому что когда ты несёшь ответ­ствен­ность за жизнь чело­века, то ты дол­жен совер­шенно чётко выпол­нять опре­де­лен­ный про­то­кол. Чтобы ничего не упу­стить и ни с чем не пере­пу­тать. Про­то­кол нужен для того, чтобы исклю­чить риск ошибки.

Не будем здесь гово­рить про халат­ность. Что бы ни про­ис­хо­дило вокруг нас, я убеж­дена, что хоро­ших вра­чей очень много. Любой врач, даже если он не очень хоро­ший, всё равно все­гда наде­ется паци­енту помочь. И никто нико­гда не ска­зал бы и не ска­жет, что ему напле­вать, как чув­ствует себя паци­ент. Это неправда.

Так вот, за 15 лет я изме­ни­лась. Сего­дняш­ние мои мета­мор­фозы заклю­ча­ются в том, что я изме­ни­лась для паци­ен­тов в луч­шую сто­рону. Во-первых, я при­об­рела неоце­ни­мый опыт. Он очень малень­кий по срав­не­нию с теми, кто меня когда-то учил. Всего 15 лет. Чтобы навер­стать упу­щен­ное, я рабо­тала с утра до ночи, пони­мая, что у меня про­сто нет тех 40 лет жизни впе­реди, кото­рые мои учи­теля потра­тили на своё самосовершенствование.

Основ­ной остео­па­ти­че­ский прин­цип заклю­ча­ется в том, что дви­же­ние – это жизнь. Там, где нет дви­же­ния, нет жизни. Поэтому остео­па­ти­че­ская прак­тика при­во­дит к изме­не­нию и тех, кто ей зани­ма­ется, и тех, кто при­бе­гает к помощи остео­па­тов. Изме­не­ния про­изо­шли в том, что мне не нужен час на паци­ента, как это было раньше. Потому что я должна была рас­по­знать, почув­ство­вать, понять, как я себя буду вести. Как буду дей­ство­вать в адрес чело­ве­че­ского тела. Потому что суще­ствует масса огра­ни­че­ний для меня.

Напри­мер, такие, что я не имею права быть в боль­ном состо­я­нии, в пло­хом рас­по­ло­же­нии духа, нега­тивно настро­ен­ной по отно­ше­нию к паци­енту. Я все­гда должна по-доброму отно­ситься к чело­веку, кото­рый ко мне при­шёл. Должна думать, что он самый луч­ший на земле (ну, мои паци­енты и есть самые луч­шие, мне в этом смысле везёт).

Самое малое, что со мной про­изо­шло – это то, что мой опыт (не очень боль­шой) при­вёл к тому, что я не должна тра­тить целый час. Более того, ино­гда эта дли­тель­ность вредна, она мешает телу паци­ента самому разо­браться самому со сво­ими про­бле­мами. А, как известно, любое здо­ро­вое тело пой­дёт по пути физио­ло­гии. И моя работа заклю­ча­ется только лишь в толчке, в опре­де­ле­нии этого пути для этого тела.

Помимо этого, раньше, из-за того, что я очень хотела научиться, из-за того, что я очень хотела помочь чело­веку, я ста­ра­лась и про­бо­вала всё, что я могу, всё, чему меня научили. Раз­ные тех­ники, раз­ные под­ходы. Но, поскольку меня некому было кон­тро­ли­ро­вать, и я не все­гда была уве­рена, что я дей­ствую пра­вильно, пере­кла­ды­ва­ния рук все­гда для меня имели осо­бую зна­чи­мость и тра­ди­цию. Я пере­кла­ды­вала руки в чётко опре­де­лён­ном порядке, кото­рый сама при­ду­мала. Этого вообще-то не тре­бует остео­па­ти­че­ская прак­тика, это был мой подход.

На сего­дняш­ний день и это изме­ни­лось. Чув­стви­тель­ность моя улуч­ши­лась, она далека от совер­шен­ства, но она зна­чи­тельно улуч­ши­лась, чем это было совсем недавно. За счёт этого выпол­не­ние самих тех­ник стало тре­бо­вать меньше вре­мени. И моё миро­воз­зре­ние изменилось.

Я при­шла к выводу, что не нужно исправ­лять. Нужно чуть-чуть вско­лых­нуть, чуть-чуть дви­нуть, чуть-чуть при­дать дви­же­ние, и тогда чело­век при­хо­дит в состо­я­ние, кото­рое можно назвать дли­тель­ной ремис­сией. Любое наси­лие, любое наста­и­ва­ние на том, как я хотела бы, нико­гда для паци­ента не обер­нётся положительно.

Поэтому, когда вы, доро­гие мои, спра­ши­ва­ете, почему я не поло­жила руки туда, куда я при­кла­ды­вала их в про­шлый раз, пони­майте, что это так нужно. Кто-то может поду­мать, что раз я про­пу­стила это место, зна­чит я схал­ту­рила или забыла, сэко­но­мила время. Это не так. Про­сто у меня изме­нился под­ход, вот и всё.

Тем и хороша остео­па­ти­че­ская прак­тика. Она абсо­лютно инди­ви­ду­альна. Она не может быть абсо­лютно оди­на­ко­вой даже в отно­ше­нии одного чело­века. Поэтому не ждите стан­дарт­ного под­хода и дей­ствий по про­то­колу. Стан­дарты в плане чело­ве­че­ского  тела – это не вполне правильно.

Еже­ми­нутно в чело­ве­че­ском теле про­ис­хо­дят раз­ные изме­не­ния. Они свя­заны с его обра­зом жизни, его мыс­лями, его мета­бо­лиз­мом, его имму­ни­те­том. Это всё не посто­ян­ные вели­чины, это дина­ми­че­ские системы, они нико­гда не стоят на месте. Если одна малю­сень­кая косточка всего-навсего изме­нила своё внут­ри­кост­ное напря­же­ние, то всё тело изме­нится и будет ста­раться под­стро­иться к этой с нашей точки зре­ния не зна­чи­мой косточке.

Этим своим рас­ска­зом я хотела доне­сти, что нет в остео­па­тии оди­на­ко­вого под­хода, как в офи­ци­аль­ной меди­цине. Это и есть её гло­баль­ное отли­чие. И это пре­красно – для своих целей.

Запи­саться на приём в Москве и Рамен­ском можно по теле­фо­нам: +7 (495) 723–07–87 и +7 (903) 723–07–87.

Комментарии закрыты